Хроники улицы аль-Мутанабби (часть 2, перевод)

В начале 80-х годах прошлого  столетия кафе «Парламент» (Parliament Café)  постигла худшая участь, которая могла приключиться с культурным кафе в Ираке. Культурное кафе – место для любителей шахмат и превосходное место встречи для иракских, арабских и зарубежных писателей и интеллектуалов, было разрушено, а на его месте выросли магазины: магазин починки обуви для бедных, кафе быстрого питания,  канцелярский магазин, владелец которого грезил о быстрой прибыли.

Кафе «Парламент» было потеряно и не оставило после себя ничего, кроме памяти об именах – ученых, мыслителей и писателей, которых сейчас уже не существуют. Некоторые из них умерли, некоторые – в тюрьме, а остальные находятся за границей, в невольном  изгнании. Все ушли, но место хранит в себе память, плавно, упорно  и каким-то чудесным образом пронося ее сквозь поколения. И это было чудом кафе «Парламент».

Так, вместо того, чтобы наблюдать в Багдаде продолжение того бума, который начался в 50-е и обострился в 70-х годах, мы увидели, как Багдадом и остальными нашими городами и деревнями вновь овладел старый недуг. Вместо продвижения иракской экономики мы обнаруживаем ее снижение, наряду с заковыванием Ирака в кандалы  бременем долгов и затрат на компенсации за все, что было разрушено. Вместо развития туризма мы потеряли все наработки и достопримечательности.  Так, Ирак попал под международное (по факту – американское) попечительство. Вместо продолжения созидания и производства в культурной, артистической и научной сферах сотни тысяч профессионалов и интеллектуалов мигрировали и предпочли  cтать чужаками в другой стране вместо того, чтобы стать жертвами тоталитарных репрессий.

Чудесные культурные кафе Багдада, особенно то, что на улице аль-Рашид, имеют свои особенности, с тех пор, как они стали важной частью иракской жизни в целом и багдадской – в частности. Те, кто привыкли часто посещать эти места, еженедельно уделяли этому делу немало времени. Часы, проведенные там, предоставляли им возможность продолжать социальную, культурное и научное общение, завязывать знакомства с такими же как они – писателями, учеными, интеллектуалами, артистами, любителями литературы, искусства и знаний. Поэтому эти кафе превратились в духовные храмы, в которых практиковались утонченные ритуалы поклонения Культуре и Знаниям.

Эти пионеры приходят, чтобы провести часть их жизни  на культурных, интеллектуальных встречах. Они делают это с  огромным уважением и гордостью. Чаще всего они договариваются о встрече регулярно, каждую пятницу, на послеполуденное время. Расстояние в меньше чем двести метров разделяет исчезнувшее кафе «Парламент»  и вход на познавательно-культурный рынок (улица аль-Мутанабби). Покойный поэт Джамиль Сидки аль-Захави посещал школу «Суфи» на спине своего белого осла, ведомого его слугой. Осёл должен был привязываться неподалеку от Научного института. Спустя два часа аль-Захави выходил из школы, седлал своего осла при помощи слуги и следовал домой, свесив ноги, на которых были белые персидские шелковые сандалии.  За школой начинается улица аль-Акмакхана. «Акмак» с турецкого переводится как «хлеб». Она была названа так, потому что здесь располагалась главная пекарня османской армии, на другом конце улицы, напротив кафе «Шахбандар». Позже название улицы изменили на «аль-Мутанабби».

Шум улицы аль-Мутанабби красив и сразу становится родным. Нет шума подобного этому.  Бытие  улицы спокойно, прекрасно и плавно. Иракцы, арабы и иностранцы приходят сюда, чтобы посмотреть на птиц знаний, которые всегда летают высоко. Обе стороны улицы – если вы сейчас внутри – полны книг и писателей, а также на них расположены здания, которые крепко и с какой-то тоской хранят историю в своих старых молчаливых фасадах; улицы полны жизни, истории, жизнерадостным блеском глаз, строениями, жестами, книгами, живописными полотнами и фотокамерами.
Приходят посетители еженедельного рынка, в одиночку или группами,  блуждая, смотря жадными глазами и сканируя заголовки книг, лежащих на тротуарах по обеим сторонам улицы. Они жмутся перед замечательными книгами, которые прекрасно устроились у чистых  сияющих фасадах. Они наклоняются над книжными тротуарами,  соприкасаясь головами, а глаза улыбаются от того, что они слушают высокий голос Наима аль-Шатри, замечательного  южанина, который был крестными отцом «Обменного стока аль-Мутанабби». Часто голос этого певца заглушает шум происходящего.  Его звенящий голос извещает об открытии его еженедельного аукциона периодики, справочников и других, самых разных, книг – об искусстве, науке, художественных, с заманчивыми названиями и по очень привлекательным ценам.

На памяти улицы аль-Мутанабби были два замечательных человека – Хусейн Махмуд Аль-Фильфили и Ахмед Казум. Оба были продавцами подержанных книг, также они выставляли свои изделия на публичном аукционе аль-Шатри, занимавшем маленькое место перед его  книжным магазином.  Это крошечное место было всегда битком набито народом. Покупатели и просто любопытствующие стояли, вытянув шеи, и смотрели на аль-Шатри, потому как он был странный, чудной, экзотический мужчина. Сама эта сцена достойна того, чтобы ее увидеть и стоит внимательного наблюдения и подробного документирования.

Здесь мы видим любителей книг, которые есть лучшими друзьями человека в мире, и мы видим, как преданные друзья вынуждены расстаться.  Среди этих «друзей» были большие группы писателей и различных художников, которые продавали свои книги  практически за бесценок, только чтобы выжить. Интеллектуалы и остальные слои иракского общества столкнулись лицом к лицу с тем, с чем никакая иная нация мира не сталкивалась. Они столкнулись с жестокими разрушительными осадами. Никто не стал исключением, кроме тех, кто надел оливковые одежды (цвет армейской одежды (моё прим): писатели, художники, спонсоры, которые всегда  награждали подарками, давали дотации и гранты – ежедневно, еженедельно, ежемесячно, по поводу и безо всякого повода.

Внутренние репрессии, давление и страх жило внутри внешней осады в виде разнообразных блокад (в том числе экономических санкций), которые были беспрецедентны в истории человечества. Это выходило за пределы мирового понятия гуманизма и при этом называлось «мировой порядок».

Много ученых, писателей и интеллектуалов стали книгопродавцами на тротуарах улицы аль-Мутанабби и других местах разрушенного Багдада. Они делали это, несмотря на неловкость и стыд, особенно это касается передовых академиков. Исключением стали только те академики, которые были баловнями «патриарха» ( Саддам Хуссейн.- моё прим.).  Большинство из них тайно предлагали свои бесценные книги Наиму аль-Шатри, тому самому «крестному отцу» и руководителю книготорговли, чтобы продать их книги на еженедельной распродаже.

На культурном рынке аль-Мутанабби вы встречаете поэтов, писателей, философов, ученых,  художников, портретистов, скульпторов, актеров, музыкантов и прочих творцов. Вы встречаете их вживую и также можете познакомиться с теми, кого уже нет – (на фотографиях) в  кафе «Шахбандар», которое является культурным кафе, расположенное  в конце улицы, и считающееся домом отдыха. Оно расположено вдоль улицы от базара аль-Сараи, который играет жизненно важную роль в багдадской цивилизации и истории культуры,  с тех пор, как оно стало главным багдадским книжный базаром.  История сообщает нам, что истоки базара восходят к османскому периоду.  В то время это был рынок кожи, где делали сумки, кошельки, сёдла, уздечки, ремни и кобуры.  В 1816 году, Дауд Паша, губернатор Багдада, построил аль-Сараи (государственный штаб)

В 1902 был основан первый печатный дом  возле базара в месте под названием  Джадид  Нассан Паша. Новый губернатор, Намик Паша, построил почтовое отделение в1905 г. За ним последовал «Говермент пресс». Таким образом, была подготовлена почва для замены рынка кожи на книжный рынок. Первый книжный магазин, следуя истории, продавал древние свертки и книги о лечебных травах, поэзии и генеалогии.

После осмотра, шопинга и случайных встреч, вы обнаружите себя отдыхающим в кафе «Шахбандар», где сможете развлечь себя  фотографиями старого Багдада, которые развешены на стенах этого чудесного кафе.  Стоит упомянуть, что некоторые багдадские кафе были в первом десятилетии прошлого века были признаны культурными учреждениями  или даже музыкальными школами (где также изучали пение и игру на иракском макаме (муз.инструмент. – моё прим.). Их покровителями были известные певцы, талантливые новеллисты и любители макама. Одним из этих кафе было кафе Аль-Мумэиз, расположенное на берегу реки возле моста аль-Шухада по соседству с  мечетью аль-Асфия, минареты которой солдаты использовали, чтобы палить по студентам во время демонстрации 1948 года.

В полдень безмятежное спокойствие спускается на улицу аль-Мутанабби, которая кончается зигзагобразным спуском к реке Тигр, который следует за исторической мечетью и строениями. С приходом ночи, улицы становятся пустынны, и тишина обращается в одиночество, и только статуя Мутанабби продолжает стоять на площади аль-Билят.

Журнал «Гильгамеш», 2014 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *